Зевки и борьба с ними. Часть I.

Шубин Алексей Валентинович

О том, что зевки — это плохо, знают все. Тем не менее, зевать все по-прежнему продолжают — от начинающего до Гарри Каспарова. Хотелось бы поделиться с читателем своими выводами по поводу того, как бороться с этим злом. Такие выводы заставил меня делать мой собственный шахматный опыт. Они, можно сказать, выстраданы на практике.

В результате шахматного и психологического анализа не всегда приятных для меня событий, происходивших в моих партиях, у меня появилось собственное понимание феномена шахматного зевка. Оно кардинально отличается от такого, чрезвычайно распространённого, в соответствии с которым зевки видятся чуть ли не кознями дьявола на земле. Если шахматист зевнул, то считается, что ему «не повезло», а в качестве методов борьбы с зевками предлагаются «простая внимательность» и «фарт».

На мой же взгляд, шахматный зевок, как и всякое другое явление на белом свете имеет определённые причины, его обуславливающие. И, с этой точки зрения, эпитеты «невероятный», «необъяснимый», «фантастический», часто применяемые к зевкам, выглядят не вполне обоснованными. Зевок является абсолютно закономерным и естественным проявлением свойств человеческого мышления. И это, кстати говоря, повод отнюдь не для пессимизма. Ведь, если нам известна причина какого-либо нежелательного явления, то появляется и шанс устранить эту причину (а вместе с ней и само явление). Вот именно причинам возникновения зевков, а также способам борьбы с ними и посвящена данная статья.

Для начала, в полном соответствии с научным подходом, хотелось бы дать определение шахматному зевку.

Сразу замечу, что я осознанно использую это слово без кавычек. Ведь для любого квалифицированного шахматиста сие словечко давно утратило свой образный оттенок и в обсуждениях используется в качестве специфического шахматного термина, без которого невозможно обойтись, описывая определённые события на доске.

Безусловно, понятие зевка можно трактовать очень широко. (Создается впечатление, что некоторые шахматисты считают зевком любой произвольно взятый ход из проигранной ими партии) Полное, строгое определение, классификация зевков видятся мне отдельной и достаточно сложной проблемой. Но сейчас для содержательного разговора нужно просто как-то ограничить предмет обсуждения. Я предлагаю следующее рабочее определение зевка, из которого я буду исходить в рамках данной статьи. Шахматный зевок — это просмотр простой (двух-, трёхходовой) комбинации соперника. При этом комбинация понимается по Ботвиннику (см. М.М.Ботвинник. Аналитические и критические работы 1928 — 1986: Статьи, воспоминания. — М., 1987, с. 65 — 67) как форсированный вариант с жертвой.

Обратимся к конкретному примеру.

Здесь последовало 13… Фb6??

Это зевок. Чёрные (а это был я) просмотрели грозящую двухходовку — К:g6! fg, Л:е6. И партию в итоге проиграли.

Также, безусловно, зевками являются и ещё более грубые ошибки — одноходовые просмотры (по типу «он напал — я не заметил»). Но я предлагаю исходить из того, что у квалифицированного шахматиста они встречаются крайне редко. И методы борьбы с ними здесь рассматриваться не будут.

Итак, почему же мы зеваем? На мой взгляд, на это есть три основных причины. Причём если первые две из них относительно очевидны и тривиальны, то о третьей говорят редко и её, по-моему, мало кто осознаёт.

Причина первая — свойство нашей психики экономить имеющиеся в её распоряжении ресурсы. Коротко это можно назвать экономией мышления. Для того, чтобы понять, что это такое достаточно попробовать сыграть, скажем, пять партий вслепую одновременно. Сразу станет ясно, что оперативная память у нас — не резиновая и нагрузке такой сопротивляется.

Профилактика зевка во время шахматной партии, безусловно, также связана с большим объёмом счётной работы. Что прямо противоречит принципу экономии мышления. К тому же работа эта должна выполняться за ограниченное количество времени, а значит, чрезвычайно большое значение приобретает скорость её выполнения. Отсюда вывод — улучшайте технику расчёта, господа! Увеличивайте объёмы и скорость выполнения счётной работы. Конкретные методики более или менее известны — решение специально подобранных заданий, игра вслепую и т.п.

И все мы этим постоянно занимаемся (или не занимаемся, полагаясь на врождённые способности и на их естественное развитие в процессе шахматной практики, что, кстати, на самом деле тоже является весьма эффективным методом работы над собой). А жаловаться на периодически случающиеся зевки не перестаём. Почему?

Перейдём к рассмотрению второго фактора, препятствующего проведению работы по профилактике зевка. Это фактор веры шахматистов в материал.

Собственно, это универсальный фактор, препятствующий нахождению комбинационных решений (как за себя, так и за соперника). Такая антитеза комбинационного зрения.

Здесь всё очень просто. Мы с детства обучены считать соотношение материала по известной шкале (три пешки — фигура и т.д.). Материальный баланс всегда является важнейшим фактором, определяющим оценку позиции. Наверное, процентов восемьдесят шахматного времени (т.е. времени, измеряемого в ходах, а не в минутах) некой среднестатистической партии проходит при материальном равенстве. И нарушать это равенство (даже в расчётах) — всегда определённый стресс для мышления шахматиста. Это необычно, непривычно. И вот универсальная необычность всякой жертвы и делает её неожиданной для нас. Приводит к зевку.

Так, давайте же улучшать своё комбинационное зрение! Возможно, это избавит нас наконец от зевков? Вряд ли.

Потому что есть ещё и третья крайне важная причина, порождающая зевки. Как раз о ней, мне кажется, мы чаще всего забываем (или не знаем). Речь идёт о том, что вести во время партии работу по профилактике зевка не только и не столько трудно, сколько неприятно. Такая работа не доставляет нам удовольствия, поэтому мы бессознательно стремимся уклониться от неё. Результатом этого зачастую является зевок. И тут мы начинаем сетовать на невезение, изменчивость фортуны и тому подобные вещи. Критиковать злодейку-судьбу опять же гораздо приятнее, чем предъявлять претензии себе самому.

Чем же так неприятна для нас работа по профилактике зевка? Дело в том, что она подразумевает поиск и расчёт комбинаций за нашего соперника. Мы должны искать комбинационные мотивы за соперника, вскрывая потенциальные динамические слабости в своей позиции. Мы должны также рассчитывать неочевидные варианты, с помощью которых наш соперник может достичь перевеса.

В этом вся проблема. Мыслительный аппарат шахматиста, настроенного на победу с большим трудом воспринимает задачу искать проигрыш, а именно это и нужно делать. То есть, конечно, найдя проигрыш (желательно, чтобы это произошло на нашем ходу) мы будем искать защиту от него. И наверняка найдём её, если речь идёт о случайном комбинационном мотиве соперника. Однако, прежде чем искать защиту, нужно найти угрозу, т.е. рассчитать вариант, в котором соперник выигрывает.

В связи с этим у шахматиста непроизвольно и бессознательно возникает риторический вопрос: «Неужели я пришёл играть за тем, чтобы думать о том, как я проигрываю?» «Нет, конечно», — отвечает себе шахматист. «Лучше я подумаю о том, как я могу выиграть». И начинает искать собственные комбинационные мотивы.

Вы замечали, что шахматисты гораздо чаще зевают угрозы соперника (даже относительно простые), чем проходят мимо собственных комбинационных возможностей (даже относительно сложных)?

Таким образом, существует психологическая особенность мышления большинства шахматистов, суть которой в том, что искать выигрыш за себя гораздо приятнее, чем за соперника. Коротко это можно назвать атакующей направленностью в мышлении шахматиста.

Проблема в том, что этот сугубо психологический феномен влияет на качество чисто шахматной работы, выполняемой игроком во время партии. Возникает значительный перекос в количестве, глубине и качестве расчёта вариантов — крен в сторону вариантов «атакующих» (обещающих те или иные приобретения) в ущерб вариантам «защитным» (в которых рассматривается, не может ли соперник что-либо приобрести). Между тем, в идеале атака и оборона заслуживают внимания в равной степени.

Однажды у великого Карпова спросили, как избавиться от зевков. Он ответил, что весь секрет в том, чтобы, обдумывая ход ставить себя на место соперника. Сейчас, мне кажется, я гораздо лучше понимаю, что имел в виду Анатолий Евгеньевич.

Во время партии необходимо отказываться от однобокого взгляда на позицию только «со своей колокольни». Нужно искать выигрыш не только за себя, но и за соперника. Неожиданные и красивые идеи могут возникать не только у вас, но и у вашего противника и необходимо постоянно контролировать возможность их появления.

Всё это связано с темой профилактического мышления вообще, что опять же выходит за рамки проблемы, заявленной в этой статье.

Моя же конкретная рекомендация по профилактике шахматного зевка звучит следующим образом.

Во время партии при обдумывании хода необходимо осуществлять перебор всех одноходовых жертв со стороны соперника и их конкретных, позитивных для соперника, значимых последствий, как бы скучно и неприятно это ни было.

В этой фразе каждое слово важно.

Продолжение следует…

Материалы взяты из сети интернет.


Лучшие
Мужчины
 
Юноши
 
Маслак Константин 2566
Суманеев Дмитрий 2450
Доронин Максим 2434
Вершинин Михаил 2409
Мололкин Виктор 2407
Печёнкин Андрей 2403
Рахимов Зиннур 2398
Худяков Александр А. 2371
Мололкин Андрей 2367
Трифонов Александр 2347
Случайное фото
Наш партнеры
https://bk-bets.ru
Виджеты
Новости из шахматного мира Волгоградской области у Вас в браузере